ТеоБлогия>Экзегетические заметки по книге пророка Иоиля: Часть 2
 

Экзегетические заметки по книге пророка Иоиля: Часть 2

Николай Лелиовский для Тео(Б)логия

Экзегетические заметки по книге пророка Иоиля: Часть 2

Недавно я закончил преподавать курс по книге пророка Иоиля. Хотел бы продолжить делиться с читателями нашего блога своими интерпретационными заметками по этой очень интересной книге. 

Б. Иоиля 1:5-7 призывает пьяниц (и возможно народ, в общем) отвлечься от беспечной жизни и задуматься над наступившим горем.  

Как отмечает Seitz каждый из подразделов отрывка 1:5-15 (1:5–7; 1:8–10; 1:11–12; 1:13–14 с кульминационным возгласом в 1:15) начинается с императива, что создает эффект крайней безотлагательности действия, в ответ на сложившуюся ситуацию.[1]

 «5 Пробудитесь, пьяницы, и плачьте и рыдайте, все пьющие вино, о виноградном соке, ибо он отнят от уст ваших! 6 Ибо пришел на землю Мою народ сильный и бесчисленный; зубы у него - зубы львиные, и челюсти у него - как у львицы. 7 Опустошил он виноградную лозу Мою, и смоковницу Мою обломал, ободрал ее догола, и бросил; сделались белыми ветви ее».

 1:5 Призыв «пробудитесь» קִיץ (qîṣ) в данном контексте лучше всего понимать как обращение  к тем, кто погружен в пьяную одурь (ср. Пр. 23:35).[2]

 Пьяницы, как и обжоры, используют плод земли сверх меры. Присутствие пьяниц (и обжор) свидетельствует об изобилии. Также, хороший урожай мог быть поводом для пированья, даже среди тех, кто обычно не злоупотреблял вином (Руфь 3:3, 7). Но, вскоре уже никто не будет пить сладкое вино עָסִיס (ʿāsîs)[3] по той простой причине, что не будет урожая, а, следовательно, и повода для гуляния.[4]

Упоминание пьяниц также подразумевает потакание своим желаниям и беспечность в отношении Божьей воли.[5] Для Иоиля нашествие саранчи было своего рода сигналом тревоги.

 После того, как они придут в себя, пророк призывает их оплакивать свои потери. Плач и рыдание, как правило, сопровождали похороны. Утехи эгоцентричной жизни закончились и народ ждут последствия Божьего суда.

 Вполне возможно, что плачь и рыдание должны были не только выразить глубокое осознание настигшего их бедствия, но также быть слезами раскаяния (ср. Иоиля 2:17).[6]

 В то же самое время стоит отметить, что Иоиль не разглагольствует здесь о проблемах алкоголизма.[7] Crenshaw правильно замечает, что «пьющие вино» в то время были практически все жители земли,[8] включая иудейский народ. Средоточием этого стиха является не пьянство само по себе, но лишения, испытываемые страдающим народом.

Метафора с «отнятием вина» от уст подразумевает внеземное действие, как бы мгновенное и насильственное. Как будто бы человек только поднёс чашу ко рту, чтобы сделать глоток, но оно тут же была вырвана у него из рук.[9] Другими словами, нашествие саранчи было внезапным и опустошительным.

 1:6 В тексте уже начинается смазывание границ между нашествием саранчи и вражеской армии. Несмотря на то, что средоточием первой главы является нашествие саранчи, она описана здесь как «народ сильный». Скорее всего – это не просто метафора ввиду того, что для Иоиля как нашествие саранчи, так и апокалиптическое северное войско были посланы Господом и являлись средством выражения Его гнева.[10]

 Фраза עָלָה עַל  «выступил против» нередко описывает вторжение вражеской армии 3 Цар. 20:22; 4 Цар. 17:3; 18:9; Иер. 50:3; Иез. 38:16.

 Использование фразы «земли Моей» имеет важное значение (см. Иез. 38:16; ср. Ис. 8:8).[11]

 Саранча описана символическим и устрашающим образом.[12] Вражеское войско, воевавшее против Израиля, нередко сравнивается со львом (см. Иер. 4:7; 5:6; 49:19; 50:44; Наума 2:11-13).[13]

 1:7 Пагубные последствия нашествия саранчи описаны известными метафорами виноградника и смоковницы. Писание нередко сравнивает Израиль с Божиим виноградником в контексте суда (Ис. 5:1–7; Иер 2:21; Иез. 15:1–8; Мф. 21:33–46).[14]

 Результатом Божьего наказания стало опустошение (Втор. 28:37; 4 Цар. 22:19; Иер. 2:15; 4:7; 5:30; 8:21; 18:16) שַׁמָּה (šammâ), термин, который описывает ужас и потрясение от созерцаемого зрелища.[15]

 Жалкое состояние, описываемое пророком вполне может быть не гиперболическим, а фактическим описанием ущерба, нанесённого нашествием саранчи.[16]

 

[1] Seitz, Joel, 131.

[2] Busenitz, Joel and Obadiah, 71.

[3] עָסִיס (муст) как правило переводится как «сладкое вино». В пользу этого выступает значение глагольного корня עָסַס (топтать, давить) в Малахии 3:21 [4:3], а также в контекстах, говорящих о свежевыжатых фруктах (Иоиль 4:18 [3:18]; Амос 9:13). Свежевыжатый сок или «муст» называют «сладким» так как процесс ферментации еще потребил сахар, находящийся в соке (ср. с греч. термином γλεῦκος, хотя не от является эквивалентом LXX, использованном в этом отрывке). Тем не менее, в Исайи 49:26 очевидно, что человек может опьянеть, выпив עָסִיס. Септуагинта переводит עָסִיס вместе יַיִו в Иоиля 1:5 (οἱ πίνοντες οἶνον εἰς μέθην, пьющие вино до опьянения) и, по-видимому, передаёт тот же смысл. В зависимости от понимания параллельной строки в Песни песней 8:2, возможно, что עָסִיס представляет собой сок, смешанный с сахаром, результатом которого становиться крепленое вино; в таком случае, этот напиток представляет собой один из самых крепких алкогольных напитков доступных в древности до изобретения дистилляции. В зависимости от значения этого термина, смысл стиха можно объяснить следующим образом: если подразумевается не подвергшийся брожению муст, пьяницы будут оплакивать тот факт, что у них нет даже муста для того, чтобы приготовить себе питье; если подразумевается более крепкий напиток, речь идет об отсутствии отборного питья. Раз контекст Joel 4:18 [3:18] по-видимому указывает на необработанный муст, это, скорее всего, подразумевается и в 1:5: бедствие в 1:5 обращено вспять в 4:18 [3:18] (Dillard, “Joel,” 258; R. Laird Harris, «ʿāsîs», TWOT, 2:686).

[4] В Амоса 9:13 сладкое вино отождествляется с радостным днем восстановления Израиля.

[5] Crenshaw, Joel, 95.

[6] Busenitz, Joel and Obadiah, 71; Robertson, Joel, 28.

[7] Finley, Joel, Amos, Obadiah, 28; Garrett, Hosea, Joel, 318.

[8] Crenshaw, Joel, 94. Для него šikkôrîm в звательном падеже без артикля здесь (как и в 1:11; в сравнении с 1:2, 9, 13) – это если не положительный, то по меньшей мере нейтральный термин.

[9] Garrett, Hosea, Joel, 317; Crenshaw, Joel, 95.

[10] Garrett, Hosea, Joel, 318.

[11] Некоторые толкователи считаю, что местоименный суффикс «моя» относится не к Господу, но к пророку (см. Hubbard, Joel and Amos, 45; Keil and Delitzsch, Commentary on the Old Testament, 10:121). Тем не менее, лучше отнести это описание к Яхве (Garrett, Hosea, Joel, 318; Busenitz, Joel and Obadiah, 75; Stuart, Hosea-Jonah, 242).

[12] Некоторые толкователи пытаются придать этим деталям слишком буквальное значение см. Feinberg, The Minor Prophets, 73; Finley, Joel, Amos, Obadiah, 29.

[13] Busenitz, Joel and Obadiah, 75. Львица, как правило, символизирует неистовую и разрушительную силу Быт. 49:9; Чис. 23:24; Ис. 30:6; Ос. 13:8.

[14] Garrett, Hosea, Joel, 318.

[15] См. H. J. Austel, «šammâ», TWOT, 936–37.

[16] См. Hubbard, Joel and Amos, 45.

 

Видео
Что такое пиратство? Почему это грех? Не должны ли все христианские ресурсы быть бесплатными? Как пастору культивировать правильное отношение к интеллектуальной собственности?
Начинаем новую серию проповедей, посвященных теме "Духовный рост". За основу взято 2-е Послание Петра, 1-я глава.
Работает на Cornerstone