ТеоБлогия>Цель Книги притчей: Притчи 1:1-7
Алексей Прокопенко

Цель Книги притчей: Притчи 1:1-7

В первых семи стихах Книги притчей описывается ее цель.

1 1 Притчи Соломона, сына Давидова, царя израильского[1],

2 чтобы познать мудрость[2] и наставление[3],

чтобы уразуметь слова разума[4],

3 чтобы получить наставление[5] в проницательности[6],

в[7] праведности[8] и справедливости[9], и правоте[10],

4 чтобы дать неопытным[11] благоразумие[12],

юноше знание и план[13];

5 пусть послушает[14] мудрый – и пусть умножит[15] понимание[16],

и разумный[17] руководство[18] пусть приобретет[19];

6 чтобы уразуметь[20] притчу[21] и иносказание[22],

высказывания мудрецов и загадки[23] их.

7 Страх перед[24] Сущим[25] – начало знания[26];

мудрость и наставление[27] глупцы[28] презирают[29].

Цель Книги притчей: Притчи 1:1-7

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


[1] Первый стих выполняет роль заголовка к Книге притчей (или к первой ее части, ср. подобные заголовки в 10:1; 25:1; 30:1 и 31:1). Судя по структуре следующих стихов, заголовок выполняет функцию главного предложения, к которому последующие присоединяются как придаточные цели. То есть первое предложение называет предмет – «притчи Соломона», а последующие показывают несколько целей, для которых притчи были написаны.

[2] Этот ключевой для Книги притчей термин в древние времена обозначал прежде всего практическое знание, то есть знание о том, как что-либо делать правильно. Мудрым называли искусного ремесленника, который знал тонкости своего ремесла и умел хорошо выполнять свою работу. Мудрость была дана строителям скинии, «чтоб уметь сделать всякую работу» (Исх. 36:1). В сфере повседневного поведения, о котором говорит Книга притчей, мудрость – это знание о том, как поступать правильно по отношению к людям и Богу. Мудрость Книги притчей – это мудрость практической праведности.

[3] מוּסָר (муса́р) обозначает действия, направленные на воспитание и исправление человека, т.е. наставление и наказание (ср. DBL, #4592). Поскольку в данном стихе автор раскрывает цели книги, речь идет в большей степени о наставлении. Однако в других местах Книги притчей это слово может относиться и к наказанию.

[4] «Разуметь» (לְהָבִין, ле-ави́н) и «разум» (בִּינָה, бина́) – однокоренные слова, что отражено в нашем переводе.

[5] То же самое слово, что в 1:2 (מוּסָר, муса́р). См. примеч. 3.

[6] Слово, переведенное как «премудрость» (הַשְׂכֵּל, аске́ль), представляет собой абс.инф. от корня שׂכל (скл), который в породе хифиль означает «понимать, быть проницательным» (HALOT, 1329). Абс.инф. в данном случае выполняет субстантивную функцию, т.е. ведет себя как сущ. со значением «понимание, проницательность, премудрость». Слова מוּסַר הַשְׂכֵּל (муса́р аске́ль) объединены в сопряженное сочетание, т.е. связаны между собой отношениями род. падежа: наставление (чего? имеющее отношение к чему?) проницательности, то есть «наставление в проницательности».

[7] Три сущ. второй строчки данного стиха – «праведность, справедливость, правота» – не являются частью предшествующей сопряженной цепочки, а присоединяются к ней в виде приложения. Эту конструкцию можно истолковать так, что «наставление в проницательности» – это главная мысль, а следующие три сущ. ее развивают. То есть, духовная проницательность проявляется в праведности, справедливости и правоте.

[8] צֶדֶק (це́дек) – «праведность», как правило, в смысле исполнения Божьих заповедей, особенно по отношению к другим людям (ср. HALOT, 1004–1005).

[9] מִשְׁפָּט (мишпа́т) в самом общем смысле обозначает «суд». Суд должен был устанавливать справедливые отношения между людьми и восстанавливать социальный порядок, поэтому данное слово часто относится к честному, справедливому поведению.

[10] מֵישָׁרִים (мешари́м) – cущ. от корня ישׁר (йшр, «быть прямым») – указывает на прямоту путей (HALOT, 578), т.е. правильность поступков, честность, правоту.

[11] פֶּתִי (пэ́ти) обозначает человека, у которого нет опыта или знаний, которые могли бы уберечь его от опасности (ср. HALOT, 989). Можно перевести: «простак, невежда, неопытный». Данное слово встречается в 1:22, 32; 7:7; 8:5; 9:4, 6, 16; 14:15, 18; 19:25; 21:11; 22:3; 27:12; тот же корень в глаг. форме – в 1:10.

[12] Термин עָרְמָה (орма́), «ум, сообразительность, благоразумие», в Книге притчей обычно используется с позитивным оттенком (BDB, 791).

[13] מְזִמָּה (мезимма́) в основе своей означает «проект, план, замысел» (HALOT, 566). Планы могут быть как добрыми, так и злыми; в данном случае речь идет о хорошем плане действий, который поможет пока еще неопытному юному человеку избежать ловушек и проложить верный курс в жизни. Способность придерживаться правильного плана на жизнь можно назвать «благоразумием».

[14] Имперфект в др.евр. яз. может выполнять модальную функцию, поэтому יִשְׁמַע (йишма́) можно перевести как «пусть послушает». Глаг. שָׁמַע (шама́) означает «слушать, внимать, слушаться» (HALOT, 1570–1571).

[15] Имперфект в др.евр. яз. может выполнять модальную функцию, поэтому יוֹסֶף можно перевести как «пусть умножит». Глаг. יסף (йсф) в породе хифиль означает «добавлять, увеличивать, делать снова» (HALOT, 418).

[16] לֶקַח (ле́ках) по отношению к другим людям означает «учение, наставление», по отношению к себе – «понимание, вразумление» (HALOT, 535).

[17] Данное слово однокоренное со словами «разуметь» и «разум» в ст. 2.

[18] תַּחְבֻּלוֹת (тахбулёт) означает искусство руководителя, например, в сражении (Прит. 20:18; 24:6) или в управлении городом (Прит. 11:14). Похоже, что в Иов. 37:12 данный термин сравнивает Бога с полководцем, управляющим облаками, которые выполняют любые Его приказания. Без такого руководства проигрываются войны, а города приходят в упадок.

[19] Имперф. в др.евр. яз. может выполнять волитивную функцию, поэтому יִקְנֶה (йикнэ́) можно перевести как «пусть приобретет».

[20] Один корень со словами «разуметь», «разум» в ст. 2 и «разумный» в ст. 5.

[21] То же самое слово, что в заголовке «притчи Соломона».

[22] Термин מְלִיצָה (мелица́) встречается в ВЗ всего дважды: кроме этого стиха он появляется в Авв. 2:6 (в Синод. «насмешливая песнь»). В Книге Сираха 47:17 этот термин стоит в одном ряду с «песнями», «притчами» и «истолкованиями», которые составлял царь Соломон. Скорее всего, он обозначает одну из форм мудрых поэтических высказываний, которыми мудрецы наставляли собирающийся вокруг них народ.

[23] חִידָה (хида́) обозначает какую-либо загадку (HALOT, 309). Возможно, сюда относятся не только каверзные вопросы, использующиеся для развлечения (как в Суд. 14:12 и далее), но и философские загадки – сложные вопросы о смысле бытия и устройстве жизни (напр., 3 Цар. 10:1; Пс. 48:5-6; 77:2-4). Этим же термином обозначается аллегория, которую Бог предлагает Израилю в Иез. 17:2, а также дворцовые интриги в Дан. 8:23.

[24] Слова יִרְאַת יְהוָה (йир-ат йхвх) образуют сопряженное сочетание, то есть связаны между собой отношениями род. падежа. Данное словосочетание декодируется как род. падеж дополнения, т.е.: «бояться (кого?) Яхве». Т.о., речь идет о благоговейном, трепетном, священном страхе перед Господом – таком страхе, какой бывает у послушных детей перед хорошими отцами. Этот страх не отталкивает от Господа, а, наоборот, больше притягивает к Нему. Он не противоречит любви, а направляет любовь в правильное русло. Такого рода священный страх побуждает к послушанию, поэтому он является началом всякого познания истины.

[25] Евр. יהוה (йхвх). См. Введение, «Перевод и произношение священного имени יהוה».

[26] Знание уже упоминалось во 2-м и 4-м стихах.

[27] Три сущ. в данном стихе – «знание», «мудрость», «наставление» – параллельны трем однокоренным словам из 2-го стиха: «познать», «мудрость», «наставление». Повторение одинаковых слов в начале и конце параграфа – это литературный прием инклюзия, часто использовавшийся в древней ближневосточной поэзии. Т.о., пройден полный круг – с чего начиналась мысль, тем и закончилась. Во 2-м стихе Соломон начинал описывать цели Притчей – «чтобы познать мудрость и наставление», а в 7-м он указывает на фундамент этого познания: «Начало знания – страх перед Яхве, мудрость и наставление глупцы презирают».

[28] Во второй строчке обратный для евр.яз. порядок слов: на первое место вынесено дополнение, за которым следует подлежащее, затем – сказуемое. Это указывает на то, что на первых словах автор делает логическое ударение. Соломон показывает, что если кто-то пренебрегает наставлением из Божьего откровения («мудрость» и «наставление»), то он глупец («глупцы презирают»). Этот смысловой акцент можно расшифровать следующим образом: «Только глупцы презирают мудрость и наставление».

[29] Глаг. стоит в перфекте, который в др.евр. яз. обычно относится к прошедшему времени: «глупцы презрели». Однако эта глаг. форма может выполнять гномическую функцию, указывая на универсальные истины, или вневременные факты. Именно так часто происходит в Книге притчей, которая говорит об универсальных вневременных принципах.

Актуальные документы
Работает на Cornerstone